Леонид Попович:«Мы все сегодня в поиске ответа на вопрос: как жить без импорта?»

Санкционное давление на Россию продолжает нарастать. В пятом пакете западных санкций, к примеру, был введен запрет на импорт саженцев. О сложившейся сегодня непростой для отрасли ситуации, а также о перспективах ее развития в новых условиях газете Wine Weekly рассказал президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович.

– Леонид Львович, насколько российское виноградарство сегодня зависит от зарубежных посадочных материалов?

– Конечно, зависит. В последние годы около половины привитых саженцев, высаженных в России, были привезены из Европы: из Италии, Франции, Австрии, Сербии, Словении. Кто-то, возможно, покупал и в Португалии, хотя я об этом не слышал. То есть лозу привозили практически из всех европейских стран, где выращивают виноград. В конце 2019 года был принят новый закон № 468-ФЗ «О виноградарстве и виноделии в Российской Федерации», сделавший ставку исключительно на вино, произведенное из винограда, выращенного в России. Всем: и государству, и виноделам – стало понятно, что нужно что-то делать. Была разработана так называемая федеральная научно-техническая программа (ФНТП), предусматривающая создание питомников как научно-практических учреждений – без науки сегодня эту сферу развивать сложно.

Предполагается, что до 50% затрат на создание питомников и сопровождающей их науки будет выделять государство. Но у нас же все медленно происходит. Бизнес долго присматривался, потому что создание питомника с большим объемом саженцев всегда влечет за собой вопрос: кому продавать? Если питомник организует такой гигант, как «Кубань-Вино», имеющий почти 10 тыс. га виноградников (такого объемавинограда больше ни у кого нет), то только на ежегодную замену посадок ему нужно высаживать минимум 200-300 га. В этом случае собственный питомник работает в основном на себя плюс чуть-чуть на продажу. И они давно его построили, молодцы, отличновсе сделали. «Фанагория» располагает плантациями площадью около 3,5 тыс. га, тем не менее, тоже имеет собственный питомник.

– «Абрау-Дюрсо» вроде поднимал вопрос о своем питомнике?

– «Абрау-Дюрсо» сегодня владеет виноградниками площадью более 3 тыс. га, и я думаю, что они уже вышли на стадию создания питомника. То же самое происходит в Крыму. В конгломерат компании «Инкерман» (ООО «Инкерманский завод марочных вин») входит хозяйство «Катчинский+», имеющее старый питомник – сегодня его должны реконструировать и создать на его базе новое большое предприятие. В Крыму есть Институт виноградарства и виноделия «Магарач», который над этим работает, и на его площадях тоже должен появиться питомник. Вот такие у нас позитивные примеры.

– А какой объем саженцев Россия сегодня может заместить своим посадочным материалом?

– Ну, что значит «заместить»? Если бы эти саженцы лежали у кого-то в подвале лет 15, а нам бы осталось достать их, отряхнуть и посадить...Этого же нет – все, что в стране выращивали, все и высаживалось. Мощностей для производства лозы хватает где-то на 50%. Теперь нужно развить питомники, которые должны закрытьвторую половину потребности. У нас есть корнесобственные саженцы, есть целый ряд мелких питомников, кто-то выращивает лозу для себя. Но в любом случае развитие питомниководства – задача на ближайшие 2-3 года. До тех пор, пока мы не создадим эти питомники, говорить о серьезном импортозамещении бесполезно.

Да, сегодня Россия вышла на посадку около 5 тыс. га виноградников в год. Однако из них минимум 1 тыс. га, а то и 1,5 тыс. га – это виноградники на замену, ведь плантации стареют и требуют перепосадки. Поэтому ежегодный прирост виноградников составит чуть больше 3,3 тыс. га. И чтобы «импортозаместиться», нужно еще, по крайней мере, 100 тыс. га посадить.

– Значит, все равно придется гдето закупать саженцы, и мы просто сменим страны, в которых станем их приобретать? Как в условиях эмбарго на импорт саженцев будет развиваться ситуация?

– Если говорить не о долгосрочных программах, то не знаю, как все будет – сегодня, похоже, ни у кого нет ответов. Я думаю, что сейчас все должны максимально увеличить вывоз саженцев из имеющихся питомников. Нарастить мощности питомников хотя бы на 10-15% проще и быстрее, чем построить новые. Надеюсь, что это произойдет, и все, кто могут производить привитые саженцы, каким-то образом увеличат объемы выращивания – заказчики у них будут. Жизнь нас заставит по-прежнему выращивать корнесобственные саженцы тех гибридных сортов, которые толерантны к определенным болезням, к заморозкам.

Скажем, в Дагестане или в Ставрополе таких виноградников достаточно много, и их продолжают высаживать. Виноград российских гибридов вполне достоин того, чтобы из него делать коньяк, особенно 3-5-летний. Можно выращивать в качестве корнесобственных тот же Левокумский устойчивый, из него делают вино, а из вина – дистиллят. То есть вопрос стоит так: или совсем ничего не будет, или станем делать дистиллят из того, что есть. Если нет саженцев тех сортов, из которых мы получаем выдающиеся коньяки, то будем делать рядовые. Сегодня придется высаживать много корнесобственных саженцев тех сортов, которые более или менее устойчивы к морозам и заболеваниям. Так и будем развиваться.

Ознакомиться с полной версией интервью и со свежим выпуском газеты Wine Weekly, а также бесплатно скачать его в формате pdf Вы сможете, пройдя по ссылке:

http://pressa.ru/files/issue/private/wine-weekly/2022/59/raw_issue/wine-weekly-2022-59.pdf

© 2022 WINE WEEKLY. Все права защищены.